Переписка Сталина с Аллилуевой ⋆ СССР: Проданная страна | СССР: Проданная страна
СССР

Переписка Сталина с Аллилуевой




Сталин и Аллилуева

Во время ежегодных отпусков И. В. Сталина происходил усиленный обмен письмами и телеграммами с членами Политбюро, которые находились в Москве. Вместе со служебной почтой на квартиру Сталина в Москве сотрудники фельдъегерской связи приносили маленькие конверты, на которых рукой Сталина было написано: «Надежде Сергеевне Аллилуевой лично от Сталина».
В ответ из Кремля с очередной почтой отправлялись капитальные письма его супруги.
Большая часть переписки относится ко времени пребывания Сталина на отдыхе в Сочи в 1929—1931 годах. До 1928 года и за 1932 год письма не сохранились. Нет и трех писем Аллилуевой, которые она отправила Сталину из-за границы летом 1930 года, упомянутых в данной подборке.
В публикации сохранены все особенности стиля и орфографии авторов.

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
9 апреля 1928 г.

Передай Яше от меня, что он поступил, как хулиган и шантажист, с которым у меня нет и не может быть больше ничего общего. Пусть живет, где хочет и с кем хочет
И. Сталин

1 928 г. 9 апр[еля]

Н. С. АЛЛИЛУЕВА И. В. СТАЛИНУ
28 августа 1929 г.

Дорогой Иосиф.
Как твое здоровье, поправился ли и лучше ли чувствуешь себя в Сочи? Я уехала с каким-то беспокойством, обязательно напиши . Доехали хорошо как раз к сроку. В понедельник 2/IX письменный экзамен п0 математике, 4/IX физическая география и 6//Х русский яз.
Должна сознаться тебе, что я волнуюсь. В дальнейшем дела складываются так, что до 16/IX я свободна по крайней мере это сейчас так говорят, какие будут изменения в дальнейшем не знаю. Словом nока никаких планов строить не моrу, т. к. все «кажется».
Когда будет все точно известно напишу тебе, а ты мне посоветуешь как исnользовать время.
Москва нас встретила холодно. Приехали в переменную погоду — холодно и дождь. Пока никого не видела и нигде не была. Слыхала как-будто Горький поехал в Сочи, наверное побывает у тебя, жаль, что без меня — его очень приятно слушать.
По окончании моих дел напишу тебе о результатах. Тебя же очень прошу беречь себя.
Целую тебя крепко, крепко, как ты меня поцеловал на прощанье.
Твоя Надя
Р. S. Вася с 28/VIII ходит в школу.

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
29 августа 1929 г.

Татька!
28-го авrуста послал тебе письмо по адресу: «Кремль, Н. С. Аллилуевой». Послал по аэропочте. Получила? Как приехала, как твои дела с Промакадемией, что нового, — напиши.
Я успел уже nринять две ванны. Думаю принять ванн. Погода хорошая. Я теперь только начинаю чувствовать rромадную разницу между Нальчиком и Сочи в пользу Сочи.
Думаю серьезно поправиться .
Напиши что-нибудь о ребятах.
Целую.
Твой Иосиф.
29/VIII-29

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
1 сентября 1929 г.

Здравствуй Татька !
Получил Твое письмо. А мои два письма получила? Оказывается, в Нальчике я был близок к воспалению легких. Хотя я чувствую себя много лучше, чем в Нальчике, у меня «хрип» в обоих легких и все еще не покидает кашель. Дела, черт побери . . .
Как только выкроишь себе 6-7 дней свободных, катись прямо в Сочи. Как дела с экзаменом?
Целую мою Татьку.
И. Сталин

Н. С. АЛЛИЛУЕВА И. В. СТАЛИНУ
2 сентября 1929 г.

Здравствуй Иосиф.
Твое письмо от 29/VIII получила, другое от 28/VIII еще очевидно в дороге. Очень рада за тебя, что в Сочи чувствуешь себя лучше. Конечно, там ты поправишься, особенно, если будешь следить за собой.
Как мои дела с Промакадемией, ты спрашиваешь. Теперь могу уже сказать, что лучше, т. к. сегодня был у меня экзамен по математике письменной, который прошел удачно, но в общем мне все же не везет, а именно: утром нужно было быть в ПА ... к 9-ти часам, я конечно вышла в 81/2 и что же, испортился трамвай, стала ждать автобуса — нет его, тогда я решила, чтобы не опоздать, сесть на такси, села и что же, отьехав саженей 100, машина остановилась, у нее тоже что-то испортилось. Все это меня ужасно рассмешило, но в конце концов в ПА" я ждала два часа начала экзамена.
Что нового? Право не знаю, т. к. до сих пор еще никуда не выбиралась, только в воскресенье была в Зуб[алово], там все в порядке. Просека сделана, цыцарки живы и т. д. Грибов из-за отсут[ствия] дождей к сожалению больше нет, так что собрали совсем немного для тебя.
Светлана, увидев только меня, сразу заявила, а почему мой nапа не приехал.
Вчера звонил Микоян интересовался твои здоровьем и моими делами. Говорил, что будет у тебя. Кстати , должна тебе сказать, что в Москве всюду хвосты и за молоком и за мясом гл[авным] об[ разом]. Зрелище неприятное, а главное, все же, можно было бы путем правильной организации это все улучшить.
Срок начала занятий еще не выяснен, так что ничего не моrу о нем написать. Завтра вторник посылаю это письмо с очередной почтой к тебе. Думаю, что с сегодняшней почтой от тебя будет что-нибудь мне, очень жду, но к сожалению часы прибьrrия и отхода поездов не совпадают. Сегодня 2/IX вернулся из Нальчика Ворошилов, звонил и рассказывал, что остальное время он провел на Баксанах и очень доволен; в день его отьезда в Баксан туда приехап Серго с Рудзутаком. Серго доехал очень спокойно и думает там остаться на несколько дней. Словом нам нужно было жить не в Нальчике, а прямо на Баксанах.
Да, еще он ездил в Малую Кабарду и остался ею очень недоволен, говорит, похожа на Сахару, где от жары пропадает всякий интерес к охоте. Я разболталась забыв, что ты длинных писем не любишь. Пиши мне что-нибудь, тогда будет не так скучно. Я очень обрадовалась, получив от тебя письмо. Как только будут мои дела более ясны напишу обо всем остальном.
А сейчас целую крепко тебя. До свидания.
Твоя Надя.
Кремль
Р. S. Представь себе, что к экзамену мне помогает готовиться Федя, голова у него на редкость сохранилась, он также как прежде хорошо все обьяснил мне, а занимались мы три дня, почти не вставая. С ним что-то нужно делать. Очень жаль его.

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
1 6 сентября 1929 г.

Татька!
Как твои дела, как приехала?
Оказывается, мое первое письмо (утерянное) получила в Кремле твоя мать. До чего надо быть глупой, чтобы получать и вскрывать чужие письма.
Я выздоравливаю помаленьку.
Целую.
Твой Иосиф

Н. С. АЛЛИЛУЕВА И. В. СТАЛИНУ
(между 16 и 22 сентябри 1 929 г.)

Дорогой Иосиф. .
Твое письмецо получила. Очень рада, что твои дела налаживаются. У меня тоже все пока идет хорошо за исключением сегодняшнего дня, который меня сильно взволновал.
Сейчас я тебе обо всем напишу. Была я сегодня в ячейке «Правды» за открепительным талоном и конечно Ковалев рассказал мне о всех своих печальных новостях. Речь идет о Ленинградских делах. Ты, конечно, знаешь о них, т. е. о том, что «Правда» поместила этот материал без предварительного согласования с Ц. К., хотя этот материал видел и Н. Н. Попов и Ярославский и ни один из них не счел нужным указать Партийному отделу «Правды» о необходимости согласовать с Ц.К. (т. е. Молотовым).
Сейчас же после того как каша заварилась, вся вина пала на Ковалева, который собственно с ред. Бюро согласовал вопрос. На днях их всех вызывали в ЦКК. Были там тт. Молотов, Крумин (который, зная авторитет Ковалева в «Правде» его не любит, чисто лично, т. к. сам авторитетом не пользуется), Ярославский и Ковалев. Заседание вел Серго. Ковалев рассказал мне как велось заседание, а именно: Крумин плел все вроде того, что Ковалев этот материал не показал редкол [легии] и т. д.; Молотов заявил, что Партийный отд[ел] «Правды» не проводит линии Ц.К. и вообще занимаетси перегибом линии партии в самокритике.
Ковалев выступил со своими объясненними как было дело, Серго же не дал ему договорить до конца, стукнул «традиционно» по столу кулаком и стал кричать, что до каких пор в «Правде» будет продолжаться Ковалевщина, что ЦКК не потерпит этого и в этом духе.
Ковалев мне рассказал, что после подобного ответа на его объяснении он вообще понял, что здесь почва подготовлена Круминым, что ни Серго, ни Молотов абсолютно не имеют понятия, кем проведена вся работа в «Правде» по положению аппарата, что Крумин, конечно, все выдает за свои труды.
Кроме этого Ковалев мне рассказал, что он очень сработался с Н. Н. Поповым, а у Крумина наоборот против Попова зуд и этим особенно вызвано личное обострение со стор[оны] Крумина. На заседании редак[ционной] коллегии Криницкий выступил с заявлением, что Ковалев зиновьевец и т. д. и т. п. Словом возможно, что Ковалев и допустил ошибку, которую допустил и Ярославский и Попов, но это не значит, что дело должно принять подобный тон и оборот.
Ты на меня не сердись, но серьезно, мне стало бесконечно больно за Ковалева. Ведь я знаю какую он провел колоссальную работу и вдруг по предложению Крумина редакц[ионная] кол[легия] принимает решение «освободить т. Ковал[ева] от завед[ующего] отд[елом] парт[ийной] жизни, как невыдержанного партийца», это прямо чудовищно, причем вообще говоря его может снять только Орготд[ ел] ЦК, который послал его на эту работу, а не Крумин. Жаль, что тебя нет в Москве. Я лично советовала Ков[алеву] пойти обизательно к Молотову и отстаивать вопрос с принципиальной стороны, т. е. если считают, что его нужно снять, так это должно быть сделано без обвинения в партийной невыдержанности, Ковалевщины, зиновьевщины и т. д.
Такими методами нельзя разговаривать с подобными работниками. Вообще же говоря он теперь считает, что он дейст[вительно] должен уйти, т. к. при подоб[ ных] услов[иях] работать нельзя.
Словом я никак не ожидала, что все так кончится печально. Вид у него человека убитого. Да, на этой комиссии у Серго Крумин заявил, что он не организатор, что никаким авторитетом не пользуетси и т. д. Это чистейшая ложь.
Я знаю, что ты очень не любишь моих вмешательств, но мне все же кажется, что тебе нужно было бы вмешаться в это заведомо несправедливое дело.
Я живу хорошо. Занимаюсь. Против ожидания на 1-м курсе ввели Политэкономию меня это из всех предметов больше всего пугает, но ничего как-нибудь нужно выкарапкаться.
Да, в Промыш[ленной] акад[емии] оказался еще один Аллилуев, как выяснилось мой Сибирский родственник.
Ребята здоровы. Да, насчет письма ты мою мамашу обвинил не по заслугам. Оказалось, что все-таки письмо не поступало, они воспользовались случаем, что сдавали одно заказное nисьмо на имя О. Е. Ал[лилуевой] и спутали это с письмом на мое имя. О. Е. даже нет в Москве и еще не было (она в Тифлисе), т[ак] что это бюрократ[ ическая] отписка почтамта, а письма все же нет. Я просмотрела все письма полученные на ее квартиру. Очень, очень жаль, что письмо проnало и ты мне даже не рассказал о чем писал в нем.
Не сердись, что так длинно написала, уж очень обидно за такого хорошего товарища и работника.
До свиданья, целую крепко, крепко. Ответь мне на это письмо.
Твоя Надя
Р. S. Да, все эти правдинские дела будут разбираться в П. Б. в четверг. 26/IX.
Иосиф, пришли мне если можешь руб. 50, мне выдадут деньги только 1 5/IX в Промак [адемии], а сейчас я сижу без копейки. Если пришлешь будет хорошо.

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
23 сентября 1929 года

Татька!
Получил nисьмо на счет Ковалева. Я мало знаком с делом, но думаю, что ты nрава.
Если Ковалев и виновен в чем-либо, то Бюро редколлегии, которое является хозяином дела, — виновно втрое. Видимо в лице Ковалева хотят иметь «козла отпущения». Все, что можно сделать, сделаю, если уже не поздно.
У нас nогода все время вихляет.
Целую мою Татьку кепко, очень ного кепко.
Твой Иосиф
23/IX-29 г.

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
25 сентября 1929 г.

Татька!
Забыл nослать тебе деньги. Посылаю их ( 120 р . ) с отьезжаюшим сегодня товарищем, не дожидаясь очередного фельдъегеря.
Целую.
Твой Иосиф
25/IX-29 г.

Н. С. AЛЛИЛУEBA И. В. СТАЛИНУ
27 сентября 1929 г.

Дорогой Иосиф,
Очень рада, что в деле Ковалева ты «выразил» мне доверие. Очень жаль, если ни чем нельзя будет скрасить эту ошибку. Ты мне в nоследних двух письмах ни слова не пишешь о своем здоровье и о том, когда думаешь вернуться.
Без тебя очень и очень скучно, как поправишься, приезжай и обязательно напиши мне, как себя чувствуешь. Мои дела пока идут успешно, занимаюсь очень аккуратно. Пока не устаю, но я ложусь в 11 часов. Зимой, наверное, будет труднее. Должна тебе сказать, что публика очень хорошая и живет дружно. В отношении усnеваемости делают определения след[ующим]  об[разом]: кулак, средняк, бедняк. Смеху и споров ежедневно масса. Словом, меня уже зачислили в nравые. Словом, nриезжай. Вместе будет хорошо. Ребята здоровы.
Жаль, что тебя последнее время погода не балует. В Москве дни ясные, но холодные. Пиши, как себя чувствуешь. Целую тебя крепко, крепко.
Приезжай .
Твоя Надя .
271IX- 29 г.

Н. С. АЛЛЕЛУЕВА И. В. СТАЛИНУ
1 октября 1929 г.

Здравствуй дорогой Иосиф.
Письмо с деньгами получила. Большое спасибо. Теперь ты наверное уже скоро — на днях приедешь, жаль только, что у тебя будет сразу масса дел, а это совершенно очевидно.
Посылаю тебе шинель, т. к . после юга можешь сильно простудиться. С очередной почтой (воскресной 29/IX) жду от тебя письмо.
У нас nока все идет хорошо.
Приедешь обо всех делах расскажу.
На днях заходили Серго с Ворошиловым. Больше никто, Серго рассказал, что писал тебе о делах и вообще о том, что тебя уже ждут. Ну, приезжай, хотя я и хочу, чтобы ты отдохнул, но все равно ничего не выйдет более длительно.
Целую тебя крепко. Напиши, когда приедешь, а то я не буду знать когда мне остаться, чтобы тебя встретить. Целую тебя .
Твоя Надя
I/IX-29 г.

И. В. СТАЛИН Н. С. АЛЛИЛУЕВОЙ
21 июня [ 1930 г.] (датировано по содержанию)

Татька!
Напиши, что-нибудь. Обязательно напиши и пошли по линии НКИД на имя Товстухи ( в ЦК). Как доехала, что видела, была ли у врачей, каково мнение врачей о твоем здоровье и т. д. — напиши.
Съезд откроем 26-го.  Дела идут у нас неплохо.
Очень скучно здесь, Таточка. Сижу дома один, как сыч. Загород еще не ездил, — дела.
Свою работу кончил. Думаю поехать за город к ребяткам завтра- послезавтра.
Ну, до свидания. Не задерживайся долго, приезжай поскорее .
Це-лу-ю
Твой Иосиф


Делимся статьей:


Метки записи:

Комментарии Комментариев нет



Оставить комментарий