СССР

Из хроники Нюрнбергского процесса




Из хроники Нюрнбергского процесса

Первым на Нюрнбергский процесс был вызван, и давал показания, гитлеровский рейхсмаршал Герман Геринг. Нацистскому преступнику No 2 не случайно отвели первое место на скамье подсудимых, место, предназначавшееся фюреру. Десять дней длился допрос главнокомандующего люфтваффе гитлеровской Германии. Уполномоченного по зловещему четырехлетнему плану экономической подготовки к фашистским агрессиям.

Руководителя людоедской гитлеровской «гвардии» штурмовиков. Организатора провокационного поджога рейхстага, вдохновителя захвата власти нацистами и изуверства захватчиков на всех оккупированных территориях. Самого ненасытного мародера из приближенных фюрера. Еще задолго до Суда Народов над нацистскими преступниками была очевидна руководящая роль Геринга во всех наиболее зверских акциях германского фашизма.

Хотя Геринг в своих показаниях напыщенно и горделиво подчеркивал свою первостепенную — после фюрера — роль в нацистской верхушке, он исступленно открещивался от причастности к наиболее грязным делам гитлеризма. Бывший рейхсмаршал, получивший от фюрера наибольшее количество наград и окропленных кровью подарков, всячески лгал, юлил, изворачивался, только бы убедить трибунал в своей непричастности к преступлениям против человечества, в том числе к зверскому «окончательному решению еврейского вопроса», и скрыть присвоение львиной части добычи от грабежей, последовавших за погромами.

А ведь именно он по своей инициативе созвал и провел так называемое установочное закрытое совещание по «еврейскому вопросу» с участием Геббельса, министра внутренних дел Фрика, президента Рейхсбанка и генерального уполномоченного по военной экономике Функа, министра финансов фон Крозига и прочих высокопоставленных гитлеровских бонз. Свое короткое выступление, вернее — наставление, Геринг начал категорическим утверждением: «Еврейский вопрос должен быть решен».

Но где свидетели? Кто мог рассказать трибуналу правду о сверхсекретнейшем совещании? Геринг был уверен — никто. Вот почему на вопрос главного советского обвинителя Р. А. Руденко подсудимый с долей вызова в голосе ответил, что у него всегда было отрицательное отношение к расовой теории.

Обмишурился рейхсграбитель. Он забыл: на совещании были стенографистки. И когда обвинитель предложил обмякшему рейхсмаршалу ознакомиться со стенограммой, тому пришлось признать ее подлинность.

Еще более рьяно и яростно открещивался Геринг от участия в разработке захватнических планов гитлеризма, пытаясь уверить трибунал в том, что он, дескать, и ведать не ведал о намерении Гитлера подчинить третьему рейху захваченные территории других стран.

Геринг просчитался. Обвинитель предъявляет протокол заседания в штабе Гитлера. Состоялось оно 16 июля 1941 года. Вместе с Розенбергом, Кейтелем, Борманом и Ламмерсом присутствовал там и Геринг. Он даже посмел запротестовать против назначения неугодных ему, рейхсфюреру, лиц на посты губернаторов Москвы, Прибалтики, Кольского полуострова.

На этом заседании стенографисток, правда, не было. Но труд протоколиста взял на себя сам Борман, руководитель нацистской партийной канцелярии, секретарь и ближайший советник фюрера. И снова Геринг вынужден признать подлинность протокола.

 


Делимся статьей:


Метки записи:

Комментарии Комментариев нет



Оставить комментарий










\