СССР

Финляндия и Великая Отечественная война



Ход боевых действий

К 25 июня финская армия завершила свою концентрацию на границе. Она состояла из пяти армейских корпусов, в состав которых входило 13 дивизий. У финнов было около 2 дивизий резерва штаба и одна дивизия (17-я), которая блокировала советскую базу на полуострове Ханко.

А каковы были силы СССР? Финляндии противостояли дивизии, которые подчинялись Ленинградскому военному округу и маршалу Ворошилову. 23-я армия генерала Герасимова, состоявшая из четырех дивизий, стояла на Карельском перешейке и прикрывала Ленинград с севера, а 7-я армия генерала Мерецкова прикрывала границу от Ладожского озера до Ухты. Три ее дивизии стояли на границе, две же были в резерве. На севере располагалась 14-я армия, состоявшая из четырех дивизий, включая одну танковую (в качестве резерва).

Эта армия обороняла границу от Ухты до побережья Северного Ледовитого океана. Гарнизон Ханко насчитывал 27-30 тысяч человек. Таким образом, 230 тысяч финнов противостояли 150 тысячам русских севернее Ладожского озера и на Карельском перешейке. Как видим, преимущество финнов в живой силе было совсем невелико, но оно было необходимо, поскольку русские после начала немецкого вторжения сумели подготовить свои оборонительные сооружения к отпору.

26 июня Маннергейм назначил Хайнрихса командующим Карельской армией, которая имела пять дивизий и 100 тысяч солдат. Наступление началось 10 июля, и через шесть дней финские войска достигли Ладожского озера, в результате чего советские армии оказались отрезанными друг от друга. Продвижение финской армии вдоль побережья Ладоги наткнулось на упорное сопротивление 168-й дивизии полковника Бондарева. К 7 августа она, вместе с еще одной дивизией, оказалась прижатой к берегу, а тремя днями позже три финские дивизии двинулись вперед, чтобы уничтожить их.

Но Бондарев умело организовал отступление, и советские дивизии, отстреливаясь, отошли на хорошо защищенный плацдарм, откуда корабли Ладожской военной флотилии эвакуировали их на советский берег озера. Севернее наступление германской 163-й дивизии Энгельбрехта (из Йо энсуу) было замедлено русскими, которые использовали в бою новые танки Т-34. К 9 сентября войска финнов и немцев дошли до старой линии Маннергейма.

Это позволило Маннергейму перейти ко второму этапу своей кампании — завоеванию Карельского пере шейка. 11 корпус должен был очистить северный берег реки Вуокси и обойти Выборг. После этого IV корпус должен был нанести удар по этому городу и окружить находившиеся там русские войска. Наступление началось 31 июня, но развивал ось очень медленно, и Маннергейму пришлось бросить на помощь 3-ю дивизию. Советские 198-я и 142-я дивизии оказались прижатыми к берегу Ладожского озера, но благодаря великолепно проведенной арьергардной операции были эвакуированы Ладожской флотилией. Тем не менее, к 23 августа весь северный берег озера был очищен от советских войск.

Финны форсировали Вуокси и окружили три советские дивизии в Выборге (Виипури), которые к 27 августа были отрезаны от Ленинграда. Но вместо того, чтобы уничтожить их, Маннергейм, скорее из политических, чем из военных соображений, бросил свою армию к старой границе между Финляндией и СССР. 29 августа русские контратаковали и пробили в финской линии фронта брешь, достаточно широкую, чтобы двум советским дивизиям удалось выйти из окружения. Третья дивизия, располагавшаяся на острове Койвисто (ныне Большой Березовый) неподалеку от Выборга, была эвакуирована в Ленинград.

К 9 сентября финны достигли своей цели — они вернули свои бывшие земли до старой границы с СССР. Накануненемцы, захватив Шлиссельбург, перерезали сухопутные линии связи Ленинграда с остальной страной. Немцы уже обращались к финнам с просьбой помочь им захватить этот гордый русский город, но Маннергейм еще 27 августа ответил, что Финляндию эта цель не интересует, и, кроме того, у нее нет тяжелой артиллерии и пикирующих бомбардировщиков, чтобы вести длительную осаду хорошо укрепленного города.

Тем временем отдохнувшая Карельская армия, которой противостояла советская7-я армия, разделилась на два корпуса (по две дивизии в каждом) и 3 сентября перешла в наступление. Впереди шли моторизованные войска полковника Лагуса. 6 сентября был взят Олонец, на следующий день финны вышли к реке Свирь, а 8 сентября была достигнута стратегическая цель наступления — финны захватили Лодейное Поле и перерезали Мурманскую железную дорогу.

2 сентября левый фланг финской армии начал наступление на Петрозаводск — столицу Советской Карелии (Карело-Финской ССР), расположенную на западном берегу Онежского озера. Финны отказались от лобового удара и нанесли ряд фланговых ударов, передвигаясь по лесистой местности. Однако боевой дух русских солдат не был сломлен. В течение пяти недель боев советская 3-я дивизия сумела вырваться из нескольких ловушек, заготовленных для нее противником, и благополучно достигла советской линии фронта. К началу октября все течение реки Свирь перешло в руки финнов, но их выступление выдохлось. Чем дальше на восток и юг продвигались финские войска, тем сильнее роптали солдаты.

Чтобы обезопасить северный фланг Карельской армии, Хайнрихс начал поспешное наступление на Масельскую и Медвежьегорск. Оно было плохо подготовлено, войска были измотаны боями, а боевой дух их упал. Кроме того, русские сражались упорно, и наступление провалилось. Чтобы обезопасить только что построенную обходную железную дорогу на Мурманской трассе (из Беломорска в Архангельск), советская Ставка разместила близ Беломорска две дивизии.

Финнам пришлось воевать с элитной 114-й дивизией, в которой служили неустрашимые сибиряки, такие же стойкие и умелые бойцы, как и сами финны. После боев, продолжавшихся с 7 по 21 ноября, финское наступление захлебнулось, даже элитный егерский батальон отказался идти в атаку.

8 декабря было предпринято новое наступление при температуре -30 ос и ослепляющем снеге. Через два дня был взят Медвежьегорск, и советское командование решило пожертвовать двумя дивизиями, чтобы остановить финнов. Уничтожив последний оплот советского сопротивления, финская армия 12 декабря перешла к обороне. в ту пору мало кто понимал или подозревал, что им придется просидеть в обороне целых три года. Во время этой кампании финны потеряли 25 тысяч убитыми и 50 тысяч человек ранеными — огромные потери для страны, население которой составляло менее 3 миллионов и которая и так уже лишилась многих своих сыновей во время Зимней войны.

Сосредоточение войск горного корпуса Дитла в Норвегии было очень сложным предприятием, и не только из-за огромных расстояний, но и из-за плохих дорог, ведущих в Финнмарк  (северную часть Норвегии), где этот корпус должен был сконцентрировать свои силы. В Норвегии и Финляндии железные дороги доходили только до Нарвика и Рованиеми, а пропускная способность ветки Оулу-Рованиеми была очень низкой. Что касается автомобильных дорог, то они были не лучше. Арктическое шоссе, шедшее из Рованиеми через Ивало в Петсамо, представляло собой узкую, грязную дорогу, которую зимой часто заносило снегом. Рейхсштрассе — 50 была не менее узкой и имела ограниченную пропускную способность. В июне 1941 года она совсем раскисла и стала практически непроходимой.

Ожидая новых приказов, немцы занимались постройкой новых дорог и ремонтом уже существующих. Дитл завершил операцию «Северный олень», но не знал, что будет с «Чернобурой лисой» — прикажут ли ему наступать на Мурманск или нет? Финляндия еще не вступила в войну и не имела никакого желания спровоцировать СССР и Сталина лично на военные действия, позволив немцам использовать Петсамский коридор в качестве плацдарма для захвата Мурманской области. Этим Финляндия уничтожила все шансы Дитла на победу, поскольку элемент внезапности, которым объяснялись многие победы вермахта на главном фронте далеко на юге, был утерян.

Тем не менее, неделю спустя пришел приказ начать операцию «Чернобурая лиса». В 3:00 часа утра 29 июня егеря перешли границу СССР. Сразу же стало ясно, что командование в Германии и в штабе в Рованиеми сильно недооценило сложности, с которыми столкнутся в этом районе войска. Не имея современных топографических карт, немецкие картографы, пытаясь заполнить белые пятна на тех картах, которые находились в их распоряжении, дали волю своему воображению. То, что они приняли за дороги, оказалось телеграфными линиями или линией советско-финской границы. Подобные ошибки, а также плохая разведка этого удаленного региона СССР с самого начала обрекла Дитла на неудачу.


Делимся статьей:


Метки записи:

Комментарии Комментариев нет



Оставить комментарий










 \