Архивы в СССР ⋆ СССР: Проданная страна | СССР: Проданная страна
СССР

Архивы в СССР




Архив

23 августа 1991 года в то самое время, когда в парламенте Российской Федерации ожидалось первое после срыва путча выступление Президента СССР М. С. Горбачева, в Комитет по делам архивов при Совете Министров РСФСР стала поступать информация о том, что в ЦК КПСС, партийных организациях СССР, в учреждениях Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР приступили к уничтожению документов.
Собственно тогда, во второй половине дня, российскими архивистами были опечатаны архивы ЦК КПСС и учреждений КГБ СССР, а на следующий день, 24 августа 1991 года, были изданы Указы Президента РСФСР, в соответствии с которым архивы КГБ СССР и учреждений КПСС, которые находились на территории РСФСР, переходили в ведение архивных органов РСФСР вместе со зданиями, которые они занимали, а также с сооружениями, штатами и фондом оплаты труда.
Эти указы впервые включили в состав государственной архивной службы России практически неведомые до этого времени  архивы...

Изначально расскажем об архивах КПСС.
В здании ЦК КПСС не существовал единый архив ЦК – архивные документы, а это  около 28,5 миллионов дел, находились в 148 (!) отдельных хранилищах. Самыми большими из этих хранилищ были: текущий архив общего отдела ЦК КПСС; архивы руководящих кадров (номенклатуры ЦК КПСС), единого партийного билета, отдела писем, международного отдела.
Причем, в одних из них была отменная техническая оснащенность, а в других полностью отсутствовал научно — справочный аппарат...
Возможно, раздробленность архивов в самом ЦК КПСС, отсутствие целостной информационной базы данных было сознательно созданным препятствием, которое ограничивало допуск для получения информации даже сотрудникам аппарата ЦК, которые не относились к высшему руководству партии.
Конечно, существовала и установленная система использования документов: так данными областных партийных архивов могли воспользоваться только члены КПСС, имевшие специальные разрешения партийных органов. Материалами  же Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС  могли пользоваться, прежде всего, сотрудники этого института и в редчайших случаях – ученые из других учреждений.
И совершенно недоступным был текущий архив общего отдела ЦК КПСС, использование документов которого было привилегией и правом только лишь высшего руководства КПСС.
Прямой контроль за деятельностью этого архива, жесткую предварительную цензуру публикаций его документов выполнял непосредственно заведующий общим отделом ЦК КПСС, он же руководитель Аппарата Президента СССР и один из устроителей неудавшегося государственного переворота — В. Болдин.
КПСС и далее не собиралась давать возможность изучения своих документов.
В частности, в секретной записке, которая датирована 12 августа 1991 года и адресована заместителю Генерального секретаря ЦК КПСС В. Ивашко, утверждалось: «документы архива КПСС — острейшее оружие политической борьбы». Также авторы этого документа, который был создан в общем отделе ЦК, настаивали на том, чтобы право пользоваться, как и право собственности архивами партии, принадлежало непосредственно ЦК КПСС «В лице своих руководящих органов — Политбюро и Секретариата».
Специализирующийся на пропаганде истории КПСС, один из сотрудников аппарата ЦК КПСС  доктор исторических наук В. Наумов в письме, которое он направил секретарю ЦК КПСС О. Шенину, предупреждал об опасности, которая, по его мнению, появилась с тех пор, как сотрудники Института марксизма-ленинизма получили возможность делать для своей работы ксерокопии документов, и что «еще большее беспокойство вызывает практика передачи значительного числа ксерокопий зарубежным исследователям и советским учреждениям».
Сущность рекомендации партийного историка сводилась к одному: только лишь непосредственно ЦК КПСС имеет право определять порядок доступа к документам партийных архивов.
Все эти мнения имели бы под собой базу, если бы речь шла об архиве политической партии или общественной организации, но это не применимо для КПСС. С самой победы большевистская партия по существу заменила государственный аппарат, став на семьдесят с лишним лет «руководящей и направляющей силой общества», назначавшей и увольнявшей министров и директоров заводов, определявшей тираж газет и журналов, принимавшей решения, где строить электростанции и сколько должен стоить хлеб и холодильники.
И вся эта долговременная, не обрывавшаяся ни на минуту, деятельность по руководству государством была сокрытой. Безуспешные попытки общественности найти виновных за ввод войск в Венгрию и Чехословакию, Афганистан и Вильнюс, за расстрел и разгон демонстраций в Новочеркасске и Тбилиси — лучшее доказательство, что нити, которые управляли этими событиями, оказались надежно спрятаны в архивах КПСС.
Партийный аппарат также подверг жестокой цензуре работы своего основоположника – Владимира Ильича Ленина. В документе с грифом «сов. секретно», который был адресован 14 декабря 1990 г. Заместителю Генерального секретаря ЦК КПСС В. Ивашко, директор Института марксизма-ленинизма академик Г. Смирнов сообщает, что в его институте хранится 6724 неопубликованных документа. Для того, чтобы понять величину этой цифры, нужно представлять себе атмосферу преклонения перед мудростью любого ленинского высказывания и то, какой шум сопровождал появление любого неизвестного его документа.
Как же собирался распорядиться академик без малого семью тысячами неизвестных ленинских работ?
Да не публиковать и далее, по крайней мере, половину из них и не просто так, а потому, что образ вождя, который насаждался десятилетиями в СССР, в одно мгновение потеряет свою благостность.
В этом же письме Г. Смирнов пишет: « ... имеются документы, содержание которых может быть истолковано как поощрение насильственных действий против суверенных государств — Индии, Кореи, Афганистана, Англии, Персии, Турции и др.», а в отдельных документах раскрываются некоторые тайные методы работы государственных организаций Советской республики (о концлагерях для иностранных подданных, об организации слежки за прибывающими в страну иностранными делегациями, кампаний по дискредитации, как это было,  например, с делегацией английских тред-юнионов) ...
А в отдельных документах поощряется политика террора и репрессий (например: «Под видом «зеленых» (мы потом на них и свалим) пройдем на 10-20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Пpeмия 100 000 руб. за повешенного... »).
Из за того, что официальная версия роли партии в истории нашего государства могла поддерживаться лишь намеренной и целенаправленной дезинформацией и искажением документационной основы, у руководства КПСС были основания не пускать к своим архивам независимых историков.
Теперь об архивах Комитета государственной безопасности, которые собирались с первых дней существования этого органа под разными названиями: ВЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ и были также недоступны.
Осенью 1991 года была создана комиссия Верховного Совета РСФСР по передаче в ведение российской архивной службы всех архивов КГБ СССР, расположенных на территории РСФСР.
Архивный фонд Российской Федерации с приемом новых хранилищ — КПСС и КГБ — практически удвоился: к 93 миллионам дел прибавилось еще около 100 миллионов.
Когда же и как эти некогда закрытые архивы станут доступными исследователям?
Архивы центрального аппарата КПСС и архивы КГБ никогда не были рассчитаны на то, чтобы там работали обычные исследователи. Вот и пришлось перед тем, как там появились первые читатели, создать научно-справочный аппарат(картотеки,описания), оборудовать там читальные залы, оснастить их хотя бы минимальным набором оборудования (ксероксами, аппаратами для чтения микрофильмов).
Потребовались большие организационные и финансовые меры для того, чтобы реорганизовать эти секретные архивы в гражданские учреждения.
Сейчас такой процесс идет полным ходом...

 

 

Источники информации:
1. Пихоя Р. «Открытие архивов в России»


Делимся статьей:


Метки записи:

Комментарии Комментариев нет



Оставить комментарий